?

Log in

No account? Create an account

колонка на сайте миллионер.ру

сент. 19, 2018 | 06:16 pm

http://millionaire.ru/main/%d0%b1%d0%b5%d0%bb%d1%8b%d0%b5-%d0%bb%d0%b8%d1%86%d0%b0-%d0%bd%d0%b0-%d1%84%d0%be%d1%82%d0%be/


Бывают у тебя в жизни такие мгновения, когда ты вдруг думаешь: «Что я тут делаю? Зачем?»
Такой неожиданный момент и укол свободы, когда ты, как Пьер Безухов,  вдруг понимаешь: «Что за чушь? Что за бред? Что за глупая затея? Почему меня, мою бессмертную душу кто-то может в плену держать?»
Вот и у меня такой момент наступил.

Ссылка | |

колонка в журнале Story

сент. 18, 2018 | 11:38 am

СЛЕД ЮНОСТИ
Дмитрий Воденников
________

«В тот день, когда я похоронила свою юность, я стала на двадцать лет моложе». Сказала Жорж Санд.

Вообще-то ее звали Авророй. Амандиной Авророй Люсиль Дюпен. Это потом, когда она решила стать писательницей, она выбрала короткое мужское имя. Это вообще интересно – поменять пол и судьбу. Убежать от себя. «В детстве, – говорила она, – я обещала быть очень красивой. Обещание не сдержала».
И моложе она не стала. Кто-то вспоминал, как входила в комнату невысокого роста женщина с желтой кожей, совсем не худенькая, если не сказать, толстая, ее лицо было мрачное, смотрела женщина устало и невнимательно. А на шее – преждевременные морщины.

Землею пахла, воздухом пылила,
а выпила меня и отпустила
(ну, вот и пусть сама в земле лежит).
У молодости безобразный вид,
когда она уже остыла.

Но вообще я думаю, Жорж Санд лукавила (мне это как раз понятно: когда ты любим – говори, что ты любовная сирота; когда ты привлекаешь взгляды – говори, что урод, так как-то правильней), слишком уж у нее было много романов. И пусть первое замужество было тяжелым (муж волочился за всеми служанками, а однажды даже ударил жену), но на одном из пикников Аврора увидела тонкого мальчика. С внешностью фарфорового пастушка. Нежного блондина. (Когда я говорю «встретила блондин», мне сразу хочется подразниться: «блондинчика». Но это я от темноволосой зависти.)

Звали его Жюль Сандро. И он безумно в нее влюбился. Она тоже. Это было всё воедино: ребенок и возлюбленный одновременно.

Это самая пылкая и нежная страсть. Ты смотришь на человека двояким зрением. Видишь его сильным и требовательным, а одновременно хочешь его защитить, как ребенка. Говорят, что женщины вообще так умеют относиться к своим любовникам – смешанное чувство материнства и требовательность влюбленной кошки.

Как шрам — любовь — под бровью от стакана,
как след — любовь — на пальце от ожога,
всегда всего мне было мало, мало,
а оказалось — слишком много, много.

Но и Жюль Сандро, отдав ей свое имя (вот откуда взялось это «Санд»), остался в прошлом. После череды мужчин, среди которых был и Мериме, в жизнь Жорж Санд вошел Альфред де Мюссе (да, тот самый). Известный поэт, прозаик и драматург. Крупнейший представитель романтизма.
«Когда я увидел ее в первый раз, – вспоминал он потом, – она была в женском платье, а не в элегантном мужском костюме, которым так часто себя безобразила. И вела она себя также с истинно женским изяществом, унаследованным ею от своей знатной бабушки. Следы юности лежали еще на щеках, великолепные глаза ее ярко блестели, и блеск этот под тенью темных густых волос производил поистине чарующее впечатление, поразив меня в самое сердце».

Безжалостное мужское «след юности еще лежал». Как о вазе, со слегка слезшей позолотой, которую ты собираешься подставить на тумбу. Как о вещи. Но и вещь ему отомстила. Он потом вспоминал (он, этот бабник, опиумный наркоман, любитель проституток), что он как будто весь переродился из-за нее и никогда - ни до ни после – не испытывал таких приступов счастья.

Но я клянусь, что в жизни листопада
я не искал любви (я даже сил не тратил),
но я искал — защиты и пощады,
а находил — ещё — одно — объятье.

Жизнь, ты — которая так часто пахнет кровью,
жизнь, ты, которая со мной пила украдкой,
ну, не было — с тобой нам — больно, больно,
а было нам с тобой — так сладко, сладко.

Ну а о последней ее любви мы все отлично знаем. Это был Шопен. Он был младше ее на семь лет. Но и эта любовь закончилась разлукой. Последний раз Санд и Шопен встретились случайно в марте 1848 года в гостиной у общих знакомых: Я думала, что несколько месяцев разлуки излечат рану и вернут дружбе спокойствие, а воспоминаниям справедливость… я пожала его холодную дрожащую руку. Я хотела говорить с ним — он скрылся. Теперь я могла бы сказать ему, в свою очередь, что он разлюбил меня.
Она подошла к нему и протянула руку. Шопен изменился в лице, побледнел и вышел из зала. А еще через полтора года он умер.

Всё начиналось — зябко и проточно,
а продолжалось — грубо и наглядно,
а кончилось — так яростно, так мощно,
так беспощадно.

Ссылка | |

колонка на сайте миллионер.ру

сент. 12, 2018 | 11:02 am

http://millionaire.ru/main/%d0%be%d1%81%d1%82%d1%80%d1%8b%d0%b9-%d1%84%d1%80%d0%b0%d0%bd%d1%86%d1%83%d0%b7%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b9-%d0%ba%d0%b0%d0%b1%d0%bb%d1%83%d0%ba/

Ты смела! Так еще будь бесстрашней!
Я - не муж, не жених твой, не друг!
Так вонзай же, мой ангел вчерашний,
В сердце - острый французский каблук!

Блок

Ссылка | |

колонка в Газете.ру.

авг. 25, 2018 | 09:52 am

Лето за окном осунулось, постарело, и даже ему самому стало понятно, что скоро осень. «Август — это когда из ведра пахнет кислыми арбузными корками». Это придумал не я, а жаль. Наша жизнь прокисла, — как бы говорят нам покусанные нами же корки, ощериваясь бессильными красными щербатыми деснами. И даже прохожие женщины стареют и толстеют (хотя кажется, кому как не им вечно худеть и молодеть?).

Одна знакомая рассказала, как удивительно красивый юноша затеял многосерийную мужскую неприятную игру: влюбляет в себя женщин. И даже со стороны ей видно, на какой стадии игры находится жертва и соблазнитель. И когда наступит финал.



https://www.gazeta.ru/comments/column/vodennikov/s63353/11920225.shtml

Ссылка | |

колонка на сайте миллионер.ру

авг. 22, 2018 | 11:24 am

Впрочем, со сверхчеловеками и ладонями бывают разные истории. Их, ладони, не только не протягивают, но иногда как раз наоборот: прямо к мордочке твоей тянут.

http://millionaire.ru/main/%d0%b1%d1%83%d0%b4%d0%b5%d0%bc-%d0%ba%d0%b0%d0%ba-%d0%bf%d0%b0%d0%bf%d0%b5%d0%bd%d1%8c%d0%ba%d0%b0/

Ссылка | |

колонка на сайте миллионер.ру

авг. 15, 2018 | 02:32 pm

Фотография отправлялась сложным путем (тянулись советские годы, с их железным занавесом, занавес даже не поскрипывал, просто стоял как влитой, но даже его, как выяснилось, можно было обмануть). И я не знаю, получил ли Набоков это письмо с фотографией.

http://millionaire.ru/main/%d0%ba%d1%83%d0%bf%d0%b0%d0%bd%d0%b8%d0%b5-%d0%bc%d0%b0%d0%bb%d1%8c%d1%87%d0%b8%d0%ba%d0%b0-%d0%bd%d0%b0%d0%b1%d0%be%d0%ba%d0%be%d0%b2%d0%b0/

Ссылка | |

колонка в журнале Story

авг. 13, 2018 | 06:25 pm

БУДЬ НаВСЕГДА ЦВЕТКОМ ГОРЯЧИМ В МЫЛЕ
Дмитрий Воденников


Меня цепляют вещи. Подошел включить компьютер, включил его, пошел прочь – круглая ручка выдвижного письменного стола захватила прореху на рваных джинсах, рванулась за мной, оказался привязанным. Прореха порвалась еще больше.
Вещи не лгут.
Цепляются за тебя, не дают уйти.

Ну что — опять? —
(в последний раз?) цветком горячим в мыле,
как лошадь загнанная, вздрагивать во сне? —
да все всё поняли уже, всё — уяснили,
а ты — всё о себе да о себе.


Лет пятнадцать назад у меня умирала бабушка: инсульт. Я пришел к ней в больницу и не знал, что говорить. Я каждый день приходил и каждый день не знал.
- Что так просто сидеть? – сказала в один из этих солнечных дней раздраженная тетка (она пришла навещать свою разбитую  инсультом родственницу). – Помыть ее надо!
Я не знал, как я могу мыть свою бабушку. Да она бы и не позволила.  Бабушка была профессором, выпустила в советские времена книгу (тут важно, что в советские: тогда книги абы как не выходили), книга сразу стала бестселлером в области туберкулезной рентгенологии, быстро пропала из продажи. У бабушки был ужасный характер: она могла так коротко сказать обидное, причем не намереваясь обидеть, что ты потом помнил обиду лет десять.
Бабушке мы наняли  медсестру. Чтоб она ее мыла, приходила несколько раз в день, следила за ней.
- М-м-м-м-м, - говорила бабушка.
- Баб Саша, чего ты хочешь? Принести чего-нибудь в следующий раз?
«Иди!» - говорила бабушка жестом. Одна рука у нее двигалась.
Бабушку раздражали наши жалкие потуги. Бабушка хотела умереть.

Будь — навсегда — цветком горячим в мыле,
будь — этой лошадью, запрыгнувшей в себя,
тогда своей рукой
своей ладонью сильной
мне легче будет вытянуть — тебя.


И однажды я к бабушке опоздал (не в смысле, что она умерла –  так я тоже опоздал, но через неделю) – мне просто надо было перед больницей заехать в одно место: забрать книгу. Евгений Евтушенко как раз выпустил толстенный том: «Строфы Века».  «Строфы века» —  это такая легендарная антология русской поэзии XX  столетия, выпущенная в 1995 г. (о, значит не пятнадцать лет назад я ехал тогда к бабушке, а все 23 года назад).  В нее вошли 875 авторов. Был среди этих 875-ти и я.

И вот я приехал, нагруженный как летний ослик, вошел в палату, задал дежурные вопросы (с неестественно оптимистичным лицом), бабушка что-то промычала, а так как говорить с неговорящим человеком трудно, я сказал, чтоб как-то занять паузу: «Вот ездил забирать книгу. Евтушенко меня опубликовал.  Смотри, какая толстая! Прям гроб».

Когда человек оказывается,  к своему и не только своему несчастью,  лежачим больным, у него возникает много физических проблем. Например, газы. Бабушка, я знаю, мучилась газами, и медсестра мне говорила: «Их приходится специально выводить».

И вот я показываю бабушке этот «гроб», а она вдруг оживляется: «Давай! Давай сюда!» - «говорит» требовательной рукой, единственно двигающейся. Я удивился, но даю. Бабушка устраивает эту тяжеленную книгу на животе.  «Ей хочется, чтоб она своим весом надавила на живот: чтоб газы вышли», -  думаю я, и помогаю ей эту  книгу плашмя уложить. «Отойди!» - раздраженным жестом «говорит» бабушка. «Всё не то!»
Поставила себе ее на живот, как всем книгам стоять положено. «Открой!» - «говорит». Тут я догадался.  Открываю на нужной странице, она потянулась всем корпусом, хватаясь здоровой рукой за перила кровати, посмотрела удовлетворенно на мою крупно набранную фамилию, промычала что-то, откинулась обратно, махнула рукой, «сказала»: «Я устала. Уходи».
Меня тогда это поразило. Бабушка умирала и знала об этом:  она была врач. Но, даже умирая, она хотела напоследок гордиться мной. Потому что сама знала, что такое издать книгу. Получается, что меня никто так не любил, как бабушка. Хотя я никогда об этом не догадывался.

Спасибо, господи, за яблоню — уверен:
из всех стихотворений и людей
(ну, за единственным, пожалуй, исключеньем) —
меня никто не прижимал сильней.


Зато — с другим рывком,
в блаженном издыханье,
все потеряв, что можно потерять:
пол, имя, возраст, родину, сознанье —
я все — забыл, что я хотел сказать.


И мне не нужно знать
(но за какие муки,
но за какие силы и слова!) —
откуда
— этот свет, летящий прямо в руки,
весь этот свет
— летящий прямо в руки,
вся эта яблоня, вся эта — синева…

Спасибо тебе, Александра Васильевна.


 

Ссылка | |

колонка в Газете.ру.

авг. 11, 2018 | 10:43 am

А из машины выходит молодой кавказец и куском железной трубы разбивает боковое стекло микроавтобуса, осколки сыпятся на несчастного парня, он выскакивает, и тут же получает этой самой трубой по ребрам. Потом первый таксист-победитель садится обратно в свою машину и уезжает.

Я читаю это испуганно, думаю: «Как страшно жить!»

Но будни внутренней Ренаты Литвиновой как-то, знаете, отвлекают меня, и я обо всем забываю.

https://www.gazeta.ru/comments/column/vodennikov/s63353/11889445.shtml

Ссылка | |

колонка в Газете.ру.

июл. 28, 2018 | 09:41 am

Отель отказал несчастным любовникам в проживании, но не желал им судьбы Тристана и Изольды: предложил несколько вариантов замены. А во всем остальном — чистая правда. Америка неодобрительно смотрела на всю эту всплывшую правду. Все начало схлопываться. Отменились мероприятия в Бостоне и Чикаго, Белый дом аннулировал свое приглашения, группа женщин (о, эти вездесущие социально взволнованные женщины) мстительно требует писателя депортировать.

https://www.gazeta.ru/comments/column/vodennikov/s63353/11870857.shtml?updated

Ссылка | |

готовится к выходу

июл. 27, 2018 | 09:10 pm




Ссылка | |

колонка на сайте миллионер.ру

июл. 25, 2018 | 11:25 am

http://millionaire.ru/main/%D0%BF%D0%B5%D0%BD%D1%81%D0%B8%D1%8F-%D0%B4%D0%BB%D1%8F-%D1%85%D0%BE%D1%80%D0%B0/

«Что же это за страна такая и что за люди? Нет, это ужасно, и из такой страны надо бежать без оглядки. Конечно, это задача трудная и особенно из-за детей, но что делать? Думаю, что поселившись во Франции, мы так же сумеем воспитать моих дорогих малышей, а главное, что они меньше рискуют испортиться. Прощу тебя ничего не строить на Волге, но постараться по возможности избавиться от всего и даже от дома, чтобы ликвидировать всякие сношения с милой Россией».
«Думаю я только о том, что жить в России становится для меня совершенно невозможным. Не дай Бог, меня убьют. Мои враги и завистники, с одной стороны, и полные, круглые идиоты и фанатики, с другой, считающие меня изменником Азефом. Россия хоть и Родина моя, однако, жизнь среди русской интеллигенции становится просто невозможной».

Ссылка | |

колонка на сайте миллионер.ру

июл. 18, 2018 | 11:37 am

http://millionaire.ru/main/%d0%ba%d0%be%d1%80%d0%be%d0%bb%d0%b5%d0%b2%d0%b0-%d0%b4%d1%80%d0%b0%d0%bc%d1%8b/

Колонка на сайте миллионер.ру.

Куда ни плюнь, везде – Королевы Драмы. Особенно в интернете. Но и в живой природе тоже встречаются.

Всегда на взводе, всегда чуть не в себе, всегда в тумане (включая родословную: то ли у нее в роду цыганки были, то ли эскимоски, неважно), какие-то цацки на шее гремят, вместо шапки – цветы, юбки узкие (или наоборот слишком широкие), каблуки. В кольцах – узкая рука (если повезет).

Может быть блондинкой, может быть брюнеткой.

Главное, чтоб не лысая.

Лысые – королевами драмы не бывают.

Ссылка | |

колонка в Газете.ру.

июл. 14, 2018 | 09:31 am

… В конце XX века я летал в Нью-Йорк. Ну не я, конечно, один. Это была целая компания поэтов молодого и не очень поколения, которых позвали почитать стихи для американских студентов в Нью-Джерси, а поселили на три дня в Нью-Йорке, прямо в самом центре Манхэттэна. Да-да, того самого, где ступали туфли Сары Джессики Паркер из сериала «Секс в большом городе», который только стал там сниматься.

Три дня пролетели быстро: свозили нас на автобусе в Стивен-колледж, отчитали мы там, а так как билеты у нас были с открытой датой (то есть, улететь мы могли, когда захотим), то жить нас развезли по разным частным домам. Кого-то в Бруклин, кого-то в тот же Нью-Джерси, а нас, человек шестерых, в дом организатора, в уже совсем какой-то сельский городишко – недалеко от Тихого океана. В такой характерный, знаете ли, американский фанерный дом – который показывают во всех сериалах про одноэтажную Америку, хотя этажа в этом доме было два.



https://www.gazeta.ru/comments/column/vodennikov/s63353/11835769.shtml

Ссылка | |

колонка на сайте миллионер.ру

июл. 11, 2018 | 01:00 pm

Но старик, предчувствуя это уже тогда
и не доверяя своему сыну,
знал, что он делал,
прося грушу себе в могилу.
И из спокойного дома на третий год
показался грушевый росток.
Годы приходят и уходят.
Давно склоняется груша над могилой.
Снова золотая осенняя пора,
и груши светятся издалека.
Проходит мальчишка по церковному двору,
и шепчет дерево ему: “Хочешь ли грушу?”
А проходит девчонка, шепчет оно: “Ну, иди сюда,
маленькая девчушка, я дам тебе грушку”.
Да не оскудеет рука дающего
фон Риббека из Риббека в Хафельланде.



http://millionaire.ru/main/%d0%b3%d1%80%d1%83%d1%88%d0%b0-%d0%b2-%d0%ba%d0%b0%d1%80%d0%bc%d0%b0%d0%bd%d0%b5/

Ссылка | |

колонка на сайте миллионер.ру

июл. 4, 2018 | 03:24 pm

А через неделю, случится же такое, интеллигентной паре переезжать надо. В другую квартиру. А любой переезд как пожар.

Они звонят (звонЯт, звонЯт, не звОнят!) своим интеллигентным друзьям: так, мол, и так, помогите. А те: «Ой, знаешь, Лиза, у Сонечки сегодня сольфеджио, у Вани моего диссертация, а у меня депрессия. Так что давай как-нибудь в другой раз». Наша непростая героиня в слезы. Упала на неперевезенную тахту прямо в туфельках и халате с шелковой кистью, рыдает.

http://millionaire.ru/main/%d1%81%d0%b2%d0%be%d0%b9-%d0%bf%d0%b8%d1%80%d0%be%d0%b6%d0%be%d0%ba/

Ссылка | |

колонка в Газета.ру.

июл. 3, 2018 | 04:47 pm

— Бизнес-ланч у вас есть?
— Бизнес-ланчей не будет до конца чемпионата мира по футболу! Заказывайте просто еду.
— Хорошо. Дайте мне... ну, вот этот суп с морепродуктами.
— У нас в меню опечатка. Под супом с морепродуктами имеется в виду сливочный суп с курицей.
— То есть, это куриный суп с добавлением сливок?
— Нет, сливок в нем нет.
— Понял, спасибо!»

https://www.gazeta.ru/comments/column/vodennikov/s63353/11817229.shtml

Ссылка | |

колонка на сайте миллионер.ру

июн. 27, 2018 | 03:25 pm

...Когда она умирала, он плакал, хватал ее руки, прижимал их в груди, что-то выкрикивал (причитал он по-армянски, персонал не мог понять, что конкретно он там выкрикивает, да и какая разница – все мы кричим на разных языках в эти моменты одно: «я люблю тебя, прости меня, не уходи»).

http://millionaire.ru/main/%d0%bd%d0%b5-%d1%83%d1%85%d0%be%d0%b4%d0%b8-%d0%b8%d0%b7-%d0%ba%d0%be%d0%bc%d0%bd%d0%b0%d1%82%d1%8b/

Ссылка | |

колонка в журнале Story

июн. 21, 2018 | 11:13 am

ЭТО ЛЕТО
Дмитрий Воденников

Слуцкому это не забыли, хоть и простили. А вот он сам себе не простил.
Через несколько дней после того выступления на собрании, где разбирали и стыдили Пастернака за получение Нобелевской премии, Борис Слуцкий пришел к Семену Липкину без звонка. Он был небрит, красен лицом и растерян. Но Липкин не пожалел Слуцкого.

— Боря, вы понимаете, что никакое собрание не может исключить из русской литературы великого поэта. Вы, умный человек, совершили поступок не только дурной, но и бессмысленный.
Слуцкий ответил как ребенок:  — Я не считаю Пастернака великим поэтом. Я не люблю его стихи.
Но Слуцкий сам понимал, что это –  лепет. До конца жизни сам себе так и не смог простить, что он – предатель. Всё остальное – что за сутки до собрания Пастернак сам отказался от премии, что Слуцкий (из хороших поэтов, там выступавших) был не один (например, еще говорил с трибуны Леонид Мартынов) – было уже неважно. Собрание состоялось, и Слуцкий там выступил. И это было уже не отменить.
А до этого были танцы. Это  действительно было похоже на балет или  на шахматную партию.
Многие стихи Слуцкого ходили в списках  (первое танцевальная фигура литературного начальства), при этом Слуцкий был фронтовиком и даже был ранен на фронте (вторая фигура). Слуцкий был ярый антисталинист, никогда этого не скрывал,  и некоторые его стихи также публиковались в неподцензурной прессе заграницей.  Но он всегда был принципиальным противником публикаций  через голову советских изданий за рубежом и считал, что писатель обязан печататься на родине (фигура третья и четвертая).
Но за полчаса до собрания случился просто самый  настоящий балет.
По одной из версий, Слуцкого на его выступление уговаривал уже упомянутый Мартынов. Хотя Мартынов был беспартийный и как раз его должен был «уговаривать» член партии Слуцкий. И вот, якобы, Мартынов уже соглашается, но за полчаса до начала спрашивает Бориса Абрамовича: “А почему вы не берете слово? Я выступлю только в том случае, если выступите вы”. И вот растерявшийся Слуцкий ведет Мартынова в партком, а секретарь парткома вовремя спрашивает: «А почему тебе на самом деле не выступить?»
И ловушка захлопывается.

Выступление одного писателя, клеймившего Пастернака,  заняло одиннадцать страниц стенографического отчета. Выступления других писателей от двух до пяти страниц. Выступление Слуцкого заняло 18 строк. Всего. Но и их оказалось достаточно.
«Почему всем забыли, а ему не забыли?» - спрашивает один из исследователей. Ответ: «потому». Потому что один из лучших, потому что предательство всяких прочих  не ранит. Только тех, кто ближе. Собственно, это и есть предательство. Толпа предать не может. Предать может только друг.

… У меня тоже есть такая история. Я до сих пор не читаю одно стихотворение публично, хотя его считают моим лучшим. Не читаю, потому что чувствую судорогу отвращения. Она бежит через меня, как склизкая сороконожка,  и я ничего не могу поделать. Меня тоже однажды предал друг. И я ничего ему (точнее, ей) не забыл. Простил, но не забыл.
И, тем не менее, всё когда-нибудь должно кончиться. Даже презрение.
И вот я выхожу и читаю.

Ну вот и умер еще один человек, любивший меня. И вроде бы сердце в крови,
но выйдешь из дома за хлебом, а там — длинноногие дети,
и что им за дело до нашей счастливой любви?

И вдруг догадаешься ты, что жизнь вообще не про это.

Не про то, что кто-то умер, а кто-то нет,
не про то, что кто-то жив, а кто-то скудеет,
а про то, что всех заливает небесный свет,
никого особенно не жалеет.

— Ибо вся наша жизнь — это только погоня за счастьем,
но счастья так много, что нам его не унести.
Выйдешь за хлебом — а жизнь пронеслась: «Это лето, Настя.
Сердце мое разрывается на куски».

Мужчины уходят и женщины (почему-то),
а ты стоишь в коридоре и говоришь опять:
— В нежную зелень летнего раннего утра
хорошо начинать жить, хорошо начинать умирать…

Мать уходит, отец стареет, курит в дверях сигарету,
дети уходят, уходят на цыпках стихи…
А ты говоришь, стоя в дверях: — Это лето, лето…
Сердце моё разрывается на куски.

Ссылка | |

колонка на сайте миллионер.ру

июн. 20, 2018 | 06:13 pm

Мы прилегли на телогрейки наши,
Укрылись чем попало с головой.
И лишь майор немецкий у параши
Сидел как добровольный часовой.
Он знал, что победителей не судят.
Мы победили. Честь и место – нам.
Он побежден. И до кончины будет
Мочой дышать и ложки мыть панам.
Он, европеец, нынче самый низкий,
Бесправный раб. Он знал, что завтра днем
Ему опять господские огрызки
Мы, азиаты, словно псу швырнем.
Таков закон в неволе и на воле.
Он это знал. Он это понимал.
И, сразу притерпевшись к новой роли,
Губ не кусал и пальцев не ломал.

http://millionaire.ru/main/%d0%bc%d0%bd%d0%b5-%d1%8d%d1%82%d0%be-%d0%bd%d0%b5%d0%b8%d0%bd%d1%82%d0%b5%d1%80%d0%b5%d1%81%d0%bd%d0%be/

Ссылка | |

колонка в Газете.ру.

июн. 16, 2018 | 10:48 am

«Я был мишенью, обладавшей сознанием и эстетической восприимчивостью; и не могу не сказать, что это было красиво. Особенно последний тур, который я созерцал совершенно пассивно и незаинтересованно (шоковое состояние не давало возможности не только слезть с санок, но даже пошевелиться)».

Григорий Померанц, на которого набросились все 16, как ему казалось, «хейнкелей», увидел все произошедшее это как балет. Когда то одна, то другая балерина, выходя из круга танца, крутила свой пирует, «вертелась на одной ножке, дожидаясь аплодисментов (вместо хлопков — взрыв бомб; и вместо музыки — вой самолета, вошедшего в пике)».


https://www.gazeta.ru/comments/column/vodennikov/s63353/11795329.shtml

Ссылка | |