вторая настоящая жизнь (vodennikov) wrote,
вторая настоящая жизнь
vodennikov

Categories:

удивительные люди

Читаю по ссылке от Василевского интервью Триера (последний фильм которого, как и Догвиль, плотно и внятно лег в лузу: фильм как мысль более чем прозрачен, более того - единственно возможен, именно с таким финалом, и нет там никакой душевной болезни), дохожу до следующего фрагмента:


Т.: Если бы какой-нибудь из моих любимых режиссеров начал объяснять свои фильмы и извиняться, я был бы весьма разочарован. Фильм должен иметь возможность выступать в качестве самостоятельного высказывания. Я считаю, что Ницше тоже не захотел бы оправдываться. Когда человек перешел определенную отметку, какое бы то ни было оправдание становится почти невозможным. Возьмите Гитлера! С каких именно извинений ему следовало бы начать?


К.: Абсурдное сравнение. Если Вы не желаете объясняться, не боитесь ли Вы того, что Вас просто неправильно поймут?



Журналист (и вся эта муть за ним стоящая) просто не может не вызывать восхищения.

Режисер, который с тобой говорит, произносит вещь, вполне ясную, опять-таки прозрачную. Про степень ответственности за свой путь. Приводит пример Гитлера.
Если ты, мудак, кроме общих мест, которыми ты успел напичкать свои вопросы, ничего понять не можешь (ну нет у тебя пути, что ж бывает, вас много таких) ну спроси ты человека, что же он имеет в виду, почему такое неполиткорректное самосравнение (о, ужас, ужас)...

Нет.

Вместо этого самодовольный болван говорит: "Абсурдное сравнение". И едет дальше.

Всё.

(От ненужной ярости я не могу дальше прочесть ни строчки, интервью закрываю).

Если человек как функция и машина за ним стоящая - полное фуфло, с каким извинений ему стоит начать?

Отлично у меня начинается утро. Ничего не скажешь.
Subscribe

  • колонка в Литературной Газете

    Небо, которое тебя съест Колумнисты ЛГ / Литература / Четвертое дыхание Дмитрий Воденников Никогда не слышал раньше этого слова. А двенадцатилетний…

  • Колонка в блоге Storytel

    КОГДА ОСТАЛИСЬ ТОЛЬКО ДЕТАЛИ Дмитрий Воденников Был у Михаила Кузмина дневник. Он его любил. Но не настолько, чтобы хранить у себя. Даже несколько…

  • (no subject)

    О ТОМ, ЧТО КАЖЕТСЯ Недавно рухнул Фейсбук. И еще какие-то мессенджеры по всему миру. «А я хотела написать вам про шелк», – пишет мне Марианна, моя…

Comments for this post were disabled by the author