вторая настоящая жизнь (vodennikov) wrote,
вторая настоящая жизнь
vodennikov

Category:
Мой любимый фотограф Ольга Паволга (Оля снимает меня, кажется, уже лет двадцать) сделала серию к моему давнишнему циклу «Стихи к сыну». Самому циклу тоже уже лет пятнадцать. Но я его люблю. Странное дело, я думал, что все последующие мои стихи будут расти из «Черновика» (есть у меня такое стихотворение), но они, обогнув этот камень, сперва потекли подземным путём, потом побежали по земле, потом полетели («Небесная лиса» была последним, что я написал десять лет назад), а потом вообще ушли, а когда вернулись, то пробили лёд в совсем другом месте. Где я и не ждал.
И вот же удивительно. Это другое место было как будто из той же точки, из которой писались «Стихи к сыну».
Ничего мы не знаем про себя. Вот совсем ничего.
Спасибо Ольге Паволге за эту серию.
_____
***
Однажды летом — ярким как открытка
с грозой и молнией в середке, без конца —
я рухнул в обморок, ударившись затылком
в свое младенчество — без мамы и отца.
Но там увидел я — что я там тоже сплю,
измученный под марлей мошкарою:
не в силах даже шевельнуть рукою,
чтобы прижать ладонь к искусанному лбу.
Со всех сторон спеленутый конвертом,
в тугом кульке и с бантом на боку
я вдруг заплакал — сорока двухлетний
в своей коляске как в своем гробу.
И я сказал вам: — Ося или Сеня,
запомни: всё, что здесь останется от нас —
каких-нибудь пять-шесть стихотворений,
осенних, гулких, яблочных, весенних,
ни от чего не защитивших нас.
— Зато — ты видел куст, смеющийся над нами,
весь в длинных катушках июльского огня:
вертлявых белок, тонущих в тумане
(то с темно-синими, то с карими глазами),
бориса дмитрича, двух братьев и меня.









Subscribe

  • колонка на сайте совлит

    Музейные старушки и Гагарин Дмитрий Воденников Что объединяет музейных старушек и Юрия Гагарина? Одиночество. Когда входишь в пустой боковой зал –…

  • Колонка в Газете.ру

    Там, где дни облачны и кратки, родится племя, которому умирать не больно. Этот эпиграф из Петрарки к одной из глав Евгения Онегина мне нравился еще…

  • (no subject)

    Мне всегда очень везло с обложками. С самой первой – для книги «Репейник», которую выпускала Елена Пахомова. И «Холиэй», которую издал Кононов, и…

Comments for this post were disabled by the author