Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

круг с птицей

Колонка в Газете.ру

Там, где дни облачны и кратки, родится племя, которому умирать не больно. Этот эпиграф из Петрарки к одной из глав Евгения Онегина мне нравился еще со школы. И Петрарка как имя нравилось. Нет, конечно, я знал, что это такой итальянский поэт, про его Лауру тоже нам рассказывали. Но это двойное мужское-женское окончание: Петрарка, петрушка, вояка.

...Без малого сто лет назад, каких-то семи лет не хватает до круглой даты, 17 апреля 1928 года, накануне праздника Святой Пасхи один комсомолец и трижды судимый пролетарий убили двух монахов.

Россия никогда не была страной, где умирать не больно. Даже жить тут иногда больно, а уж тем более на Соловках, но двое монахов молятся в своей небольшой келье в глухом лесу, куда им разрешили перебраться советские власти после того, как они отсидели свое в лагере, откуда их даже выпустили досрочно. Келья — это избушка, 20 квадратных метров, посередине избушки — печь. Кормятся они с огорода, рыбой, которую ловят в реке, ягодами, грибами, два раза в год им привозит нужные в хозяйстве и для жизни вещи бывший послушник теперь разграбленного Соловецкого монастыря.

Когда уже летом он приедет снова, он найдет избу сгоревшей, а среди черных бревен — два скелета. Начнется следствие — и тут все про комсомольца и трижды судимого пролетария и выяснится.

Накануне Пасхи В. Иванов и С. Ярыгин придут убивать Вениамина и Никифора. Слухи, что часть сокровищ из разграбленного большевиками монастыря все-таки были монахами спрятаны, вынесены, убережены, видимо, дошли и до них.

Они дождутся, когда погаснет свет, после чего комсомолец Иванов и выстрелит четыре раза из винтовки в окно избушки. Это надо себе представить: темнеет, стемнело, два человека прячутся в кустах, потом крадутся к окну, вот они уже распрямляются у окна, а вот они то ли разбивают стекло, то ли стреляют прямо через него. Стреляют по кроватям, значит, знали, где они стоят, значит, уже приходили сюда, изучили расположение: раздаются крики, потом стоны. Но убийцам страшно войти внутрь — их охватывает какой-то необъяснимый ужас. Они залезают только на чердак, забирают все, что там можно найти (припасы, верхняя одежда, обувь), потом подпирают дверь (это означает, что там еще стонут люди, что они еще живы) и поджигают избушку. Облив ее найденным на том же чердаке керосином.

(Дмитрий Воденников)https://www.gazeta.ru/comments/column/vodennikov/s63353/13561646.shtml
круг с птицей

Колонка в Газете.ру

Когда ты один на один со взрослым, и он наклоняется над тобой со злым лицом и больно берет тебя за плечи, ты чувствуешь себя беспомощным.

Андрюша заплакал и с заливаемым слезами и тоже искаженным, но уже от детского горя и унижения лицом стал эти свои жалкие, еще полчаса назад приносящие ему столько радости, игрушки собирать.

И тут что-то во мне оборвалось.

«Этого быть не должно. Так быть не может». Вот ведь тоже странность: ты всегда понимаешь, когда переходишь черту. Толстой жив в нас, Ганди жив в нас, мать Тереза жива в нас (хотя и жив всегда готовый перейти к насилию взбесившийся якобинец и где-то спит в чуланчике Смердяков), они и не дадут нам эту перейденную черту пропустить.


Я подошел к брату, сел на корточки, вынул у него из руки игрушку, положил ее на пол, прижал его к себе, плачущего, и сказал: «Прости меня. Это больше никогда не повторится».

И это действительно больше никогда не повторилось.

https://www.gazeta.ru/comments/column/vodennikov/s63353/13224326.shtml
круг с птицей

(no subject)

УВИДЕТЬ СВЕТ В КОНЦЕ КАРАНТИНА

То ли мне привиделась стрекоза, то ли я привиделся стрекозе.
«Есть мистический смысл во многих жизнях, - так написал однажды поэт Вячеслав Иванов, — но не всеми он верно понимается. Он дается нам часто в зашифрованном виде, а мы, не расшифровав, отчаиваемся, как бессмысленна наша жизнь».

Покачнулось что-то в нашей жизни, не знаем, как дальше жить, что будет. Пандемия, люди лишаются работы, уходят в отпуска, сидят дома.
Но не все.

«Житель Руанды нарушил карантин и пошел рыбачить. Его съел крокодил». Читаю я в новостях. А люди уже придумали (от отчаяния) новые тексты-пересмешки.

«НОВЫЙ ХАРМС
А бабушка Спиридонова нарушила карантин, спилась и пошла по дорогам. А Михайлов нарушил карантин, перестал причесываться и заболел паршой. А Круглов нарушил карантин, нарисовал даму с кнутом и сошел с ума. А Перехрёстов получил телеграфом четыреста рублей, нарушил карантин и так заважничал, что его вытолкали со службы. Хорошие люди и не умеют дома усидеть».

Автор – Александр Туров.

Это очень по-нашему. Когда мы нервничаем, мы смеемся.

Но еще до всех этих событий, никак не связанно с коронавирусом, почти незамеченной прошла информация: умерла Валентина Гагарина.
Многие и не знали, не помнили, что она была. Как-то Гагарин затмил всё собой.
Я смотрю небольшой импровизированный некролог у одного из блогеров: «Большинство людей наверняка и не знали, что жена Юрия Гагарина до сих пор жива. А я вот много лет уже был заворожен этим человеком. Сначала меня поразила ее красота, какая-то абсолютно несоветская для того времени».
И там комментарии. Какая-то глупая тетка пишет: «Царство ей небесное! Соединится с мужем!»

Гагарин, я вас любила.

«Он обернулся простой такой
И белозубый, незнакомый,
Пригладил волосы рукой,
Пока еще не сведен оскомой
Добрый-добрый рот его,
Нежной-нежной щетиной рыжей
Касался, пусть бы был никто,
Прощай, прощай, родной, бесстыжий.
Жизнь била, била, да.
Жизнь крыла спалила
Гагарин, я Вас любила».

Это песенку, наверное, многие помнят: группа Ундервуд.
Кругом бушует коронавирус, всем теперь не до этого. Ну умерла и умерла. А я читаю комментарии под той, старой уже записью о ее смерти:
«Царствие Небесное». (Опять. Гагарин бы в гробу перевернулся.) «Скромная женщина, ездила на велосипеде на свою дачу, я её часто видела. Всегда здоровались!» «Пишут, что у неё до сих пор жив попугай, которого муж ей привёз откуда-то, и что она никогда не давала интервью».

Но среди всей этой обычной послесмертной ерунды вдруг пронзительное: «Вечного космоса».

Это царапает.

Вот так и надо прощаться с женой космонавта. Гагарин, я вас любила.

... Зашел тут в парикмахерскую (волосы отросли, а потом, чем черт не шутит, может, вообще их, салоны, на неопределенный срок закроют).
«Сделайте мне не коротко и не длинно», - говорю. – «Пожалуйста, не филируйте. С боков снимите меньше. На челке оставьте больше».
Принеси то, не знаю чего. Хочу того, чего на свете нет.
Но мастер увидел уже однажды свет в конце туннеля, поэтому сделал всё, как надо.
Пока стриг, разговорились.
Туннель он видел, а Париж нет.
«Вам надо съездить в Париж. Просто так, чтоб его увидеть».
«Ну куда теперь съездишь?»
И то верно.

Никуда теперь не уехать. Мир схлопнулся. То ли мне привиделась стрекоза, то ли я привиделся стрекозе.

«Как будто правда, что Млечный Путь
Господь спустил ему на лампасы
Его погоны горят, как ртуть,
Он так прекрасен, что нас колбасит.
Белым светом наполнен он,
Добрый, славный себе смеется,
Душа его, как полигон,
Ему светло и ей поется:
Жизнь била, била, да.
Жизнь крыла спалила,
Гагарин, я Вас любила».

Впереди апрель, когда-то мной любимый, как свет в конце туннеля, как вечный космос, и кажется, я его опять полюблю.


___
(Дмитрий Воденников, колонка в «Story»)
круг с птицей

колонка на сайте миллионер.ру

https://millionaire.ru/kolonka/dritryvodennikov/%d0%bc%d1%8b-%d0%bd%d0%b5%d1%83%d0%b4%d0%b0%d1%87%d0%bd%d0%b8%d0%ba%d0%b8/?fbclid=IwAR2FbfxtYJLn3pbB8lUpzniEUAK9bFS5TiKz6Ty4V7HuxS34xvU3A3Qq1tA

«…Ледяной ветер безграничных пространств бессильно кружится и рыскает; колебля пламя, светло и ярко горит свеча. Но убывает воск, снедаемый огнем. Но убывает воск…».

Олег Пшеничный, мой знакомый, написал: «Фантастический рассказ о том, как от вируса все на Земле умерли, остался только один выпускающий новостей. Он пишет новость с заголовком: «Все умерли» и перед тем, как разослать по всем каналам, закуривает сигарету и размышляет о том, что новость не прошла корректуру, некому поставить иллюстрацию и расшарить в соцсетях. «Придется всё самому», — думает он».

Вот и нам придется всё самим.

Всё действительно полетело в тартарары. Китай, куда я должен был ехать с фильмом про Вертинского; одна школа литературного мастерства, где должен был преподавать;выступление в Екатеринбурге. Коронавирус. Повсеместный карантин.

Да что там я, что там мы.
Сам Пушкин, лучший из нас, был заложником однажды такого вот коронавируса:

«Болдино, 11 октября. Въезд в Москву запрещен, и вот я заперт в Болдине. Именем неба молю, дорогая Наталья Николаевна, пишите мне несмотря на то, что вам не хочется писать. Скажите мне, где вы? Оставили ли вы Москву? Нет ли окольного пути, который мог бы меня привести к вашим ногам? Я совсем потерял мужество и не знаю в самом деле, что делать. Ясное дело, что в этом году (будь он проклят!) нашей свадьбе не бывать. Но, не правда ли, вы оставили Москву? Добровольно подвергать себя опасности среди холеры было бы непростительно. (…) Мы окружены карантинами, но эпидемия еще не проникла сюда. (…) Прощайте, мой прелестный ангел. Целую кончики ваших крыльев, как говорил Вольтер людям, которые не стоили вас».

В общем, Пушкин тоже неудачник.

Но нам бы ваши заботы, Александр Сергеевич. Нам бы кончики ваших крыльев.

Из карантинного центра в Коммунарке сбежала пациентка с коронавирусом. «У Марины Ф. по результатам первичного исследования подтвердился CoVid-19, но сидеть в карантине она не стала — сбежала налегке, прямо в тапках, в неизвестном направлении. Сейчас её по всей Москве ищут полицейские вместе с бригадой Роспотребнадзора и врачами, а у её дома на западе столицы дежурят копы — в надежде, что Марина туда вернётся».

У Сорокина была книга «Тридцатая любовь Марины». Видимо, Марина Ф. побежала искать свою тридцать первую. Уж не знаю, нашли ли ее, нет. Лучше б не нашли. За нарушение карантина несознательной даме грозит суд и принудительное размещение на неопределённый срок. А в худшем случае — уголовка.

(Пока писал это предложение – позвонили с телеканала«Культура», где я снимаюсь в одной программе в качестве литературного эксперта: сказали, что все съемки откладываются на неопределённый срок. Сбежала Марина Ф, а в карантин – меня.)
круг с птицей

интервью серебряному клубу


«Труби, Воденников, подъем, Воденников, подъем!»



(...)

Не тоскуете по старому?

2011 год производит еще больше смысла, точнее — ровно столько же, но сейчас этот опыт свеж и поэтому воспринимается как больший. ЖЖ мертвеет, но возникает кнопка like в Facebook. И это только на первый взгляд плохо. Это просто новая неосвоенная философия.
Старой любви вообще не бывает. Она либо есть, сейчас, и тебе трудно дышать от счастья, и ты начинаешь ссору, чтоб хоть как-то сбросить напряжение счастья, либо это самовлюбленная фиксация на себе, на своей травме, на своем «как я его любил» и «как я хочу, чтоб он лежал в моем кармашке». Фиг тебе. Никто не ляжет больше в твой карман.
И вот когда это понимаешь, то приходишь к тому, что в мире есть только твоя победа. Проигрыша нет. Это очень сильный опыт. Все лежит на поверхности.

(... )

Шарлатан Гурджиев говорил ученикам, что надо в конце каждого дня пробегать его мысленно, как будто вы умрете через час, подводя реальный итог. Это выдергивает из сна, и можно так сделать, что вспомнив прожитый день, ты не спохватишься: «Что ж я так его проплевал-то?», а наоборот, поймешь, что все правильно. И тебе станет больно — от счастья. (...)
И после этого я бы хотел, чтобы вы спросили, почему Гурджиев (если вы знаете, кто это) шарлатан. Потому что это надо прояснить. Потому что я знаю (понял однажды), что все, кто о таких вещах говорят, все шарлатаны. И я в том числе. По очень простой причине: все это, все это знание, все это — чистая правда, и мы только замусориваем, забиваем эту правду своими человеческими особенностями. Своим «я». Слишком много привносим своего. А все очень просто. Поэтому я не люблю об этом говорить — и все время говорю. Мне мешает, что тут слишком много меня, чисто стилистически. А само знание больше всех наших стилей и фокусов.

(...)

круг с птицей

и еще о ручках (в данном случае умелых)

Собрал в один самодельный клип - лица, на которые мне часто больно смотреть (есть два лица - на которые больно почти всегда).

Долго не мог понять - почему (зачем такое слово: "больно", - когда я их люблю), потом вспомнил.
Из Ролана Барта.


В вольном изложении его эсее "Светлая камера" можно прочитать следующее:

Существует в латыни слово для обозначения этой раны, этого укола, этой отметины, сделанной заостренным орудием; это слово тем более подошло бы мне, потому что отсылает также к идее пунктуации и потому что фото, о которых я говорю, на самом деле как будто отмечены знаками препинания, иногда просто испещрены этими чувствительными значками-пунктами; точно эти отметины, эти раны -- пункты, знаки препинания. Итак, этот второй элемент, который расстраивает студиум, я бы назвал "пунктум"; потому что пунктум -- это еще и укол, дырочка, пятнышко, маленький порез -- а еще очко. Пунктум фотографии -- это то случайное в ней, что укалывает меня...

Фотографии в которых нет никакого пунктума остаются "неподвижными", когда на них смотришь. Они вызывают только самый общий, "гладкий" интерес. Они не могут "уколоть" -- в них содержится только студиум. Студиум -- это очень широкое поле беспечных желаний, разнообразных интересов, непоследовательных вкусов: мне нравится / мне не нравится, I like / I don't. Студиум относится к to like, а не к to love; он мобилизует полустрасть, полужелание; это такой же неопределенный, ровный, безответственный интерес, который испытывают к людям, спектаклям, одежде, книгам, которые считают "хорошими".


Вот эти лица.
И серебряная чернильница - вместо пепельницы.

круг с птицей

смертельно больной гаврош

У фотографа Ольги Паволги будет выставка в рамках Букфеста.
Как она объяснила, это означает "Второй московский фестиваль вольных издателей "Boo. Буквы, звуки, цацки". И пройдет она ( выставка) 12-14 февраля 2010. В галерее на Солянке.
Посвящена она будет литераторам, поэтам, писателям - их лицам и рукам.



Из чистого хулиганства мы решили сегодня сделать - так:




Цыгарку мы скрутили из хвостика Чуни.


/Оля, я настоятельно вам рекомендую на выставке эту фотографию назвать именно так, как в сабже.
Не прогадаете.



круг с птицей

интервью для ozon'а

круг с птицей

сны

... сегодня мне снился отвратительный по общей тональности сон. Где, как оказалось, у меня есть настоящий неизвестный до этого мне отец. Причем этот отец бытовой садист. Он выстригает мне правую сторону волос (как у каторжника), стараясь при этом сделать мне как можно больнее. Не могу сказать, что это все меня пугает. Хотя выстриженные волосы на одной стороне головы - это , по-видимому, только цветочки. Но ягодки даже во сне я наблюдать не намерен (это кстати, было самое интересное: четкое осознание во сне, что ТАК я жить не буду). Ибо я отлично знаю, что как только он уснет, я уеду в другой город.
Без денег, без документов. Непонятно на чем.
Но уеду.
К неродному отцу.
Что я и делаю.
Я приезжаю (почему-то в Петербург), вижу второго отца (на самом деле реального, в жизни) и никак не могу признаться ему, что я ему не сын.
Хотя от этого сейчас все и зависит.

Мне почему-то очень папу жалко, и поэтому единственное, что мне остается, это убедиться в том, что, что там, в отчем доме, хорошая железная дверь.
Все-таки железные двери - это у меня какая-то мания.

... Я понимаю, конечно, что это не такой прекрасный фрейдовский сон, как тот, где вы бегаете вверх-вниз по лестнице с кучей зонтиков (как острил один мой давний знакомый), но тем не менее - что же все-таки это значило.

ну а вам что снилось?
круг с птицей

пост ни для чего

вот как странно... тяжело, конечно, жить без любви физической (жил, знаю). трудно жить без понимания (в смысле круга единомышленников): мир все время приходится продавливать в одиночку, и это, наверное, трогательно смотрится со стороны, но вблизи - уродство напряжения и судорога на лице, от любой судороги - шаг к собственной несправделивости и ошибочной уверенности, что ты - прав. Прав во всем. А хоть один человек идущий с тобой - ну хоть примерно в том направлении - сам того не жалая учит тебя не выпендриваться. Не обольщаться на свой счет. На счет своей единственности.

И всё это теперь есть.
И за всё это - спасибо.

Но странное (повторюсь) дело. Ненасытная требуха твоя требует и единого камертона даже в таких пустяках как "просечь на уровне только интонации".
И когда и это сбывается - чувствуешь такую нежность.
Какую даже не чувствуешь к рядом лежащему человеку (бывают такие моменты, особенно в сумерках, и я не о сексе, а как раз когда лежишь в одежде в чужих руках и медлишь заснуть, но вот еще миг - и упадешь туда, хотя нельзя, как хорошо известно, спать в сумерках...)

Это я все к чему.
Самое смешное - к просто комментарию.

Я написал предыдущий пост (про ток-шоу и картинку с "ползущим по тротуару одиночеством"), закрыл комменты, а мне в просроченный уже пост написали: "как же мне нравится, Дима, ваша смесь печали и юмора".
Такой пустяк, но так хорошо, что кто-то просекает немудрящую композицию.

______

В общем, все это телячья ерунда по причине вышеозначенных сумерек.
Я просто предлагаю выпить.

Кто-то ведь еще есть в это время в интернете?