Category: медицина

круг с птицей

(no subject)

ЛЮБИВШАЯ ПУШКИНА

Это удивительная история.
В семье человека, убившего Пушкина, родилась девочка, которая возненавидела отца, а все стены своей комнаты украсила портретами убитого.
Древний замок с розовой черепицей, витыми лестницами такого, конечно, не ожидал. В комнате Леонии-Шарлотты Дантес (Д’Антес, как на самом деле правильно надо писать) по стенам на полках стояли книги со славянским алфавитом, а перед самым большим портретом человека с кучерявой головой грела лампада. Прям как перед иконой.
Молиться настоящим иконам православным она не хотела, католическому распятию тоже. А вот Пушкину, своему дяде, – да.
Трудно себе представить, что испытывал Жорж Дантес.
Хотя нет, нетрудно.
Отец решил, что девушка повредилась рассудком.
Особенно после того, как прослушав в политехническом институте небольшой курс, она поняла, что дуэль между отцом и дядюшкой была нечестной. Это не Александр Сергеевич, раненный уже в живот, промахнулся, а отец надел под одежду кирасу, металлический панцирь на спину и грудь.
Траектория пули и ранение – это доказывали.
После чего дочь была отравлена отцом в психиатрическую больницу. Где и провела 20 лет. Там и умерла.
20 лет в здании, где невозможно жить. Где душевнобольные, скрюченные и грязные, сидят в каменных камерах, сырых и узких. Где нет воздуха и нет света. Причем многие пациенты сидят голыми. И крысы. Крыс там было много – особенно в наводнения.
Леонии-Шарлотте было 48 лет, когда она умерла.

Зачем она устроила весь этот аттракцион? Действительно ли любила так Пушкина? Или просто ненавидела отца? Была ли Леония-Шарлотта первой акционисткой? Или, может, она действительно была больна?
Но слова Лермонтова из его «Смерти поэта», получается, сбылись дословно. «И вы не смоете всей вашей черной кровью...». По-видимому, слова про черную кровь отцу говорили прямо в лицо.
Леония Д’Антес однажды всё это отцу высказала и потом уже не могла остановиться. Д’Антеса принято презирать, но мне жаль его. Это же какой ад. Жить в доме, где тебя ненавидит собственная дочь. Д’Антес и так был человеком нелегкого характера. Свою жену он изводил (неудивительно: он же не любил ее), на людях был очень галантным, наедине ее мучил: изводил насмешками, даже над ее тоской по родине смеялся. И даже то, что она не могла ему родить сына – а только девочка, девочка, девочка. «Неловкая способность производить на свет лишь барышень, плодя нищету».

Из ее писем видно (глухими намеками), как ей тяжело. Она даже писала их полутайно, при закрытых дверях, скрывая эти письма от мужа. («Навязчивый посетитель», так она его называет там.) А те письма, которые она знала, что он прочтет – она писала, как в Советском Союзе играла в фильмах киноактриса Любовь Орлова: вся светясь подложным счастьям и призрачным благополучием.
Есть давнишнее ее письмо, когда еще Леония-Шарлотта была маленькой; мать пишет на родину, в Полотняный завод: « Мои дети так же красивы, как и милы, и особенно, что в них замечательно, это – здоровье: никогда никаких болезней, зубки у них прорезались без малейших страданий, и если бы ты увидел моих маленьких эльзасок, ты бы сказал, что трудно предположить, чтобы из них когда-нибудь вышли худенькие, хрупкие женщины… В любую погоду, зимой и летом, он гуляют; дома всегда ходят в открытых платьях с голыми ручками и ножками, никаких чулок, только очень короткие носочки и туфельки, вот их костюм в любое время года. Все при виде их удивляются и ими восхищаются. У них аппетит, как у маленьких волчат, они едят все, что им нравится, кроме сладостей и варенья».

И вот из одной этой малютки прорезалась худенькая, хрупкая женщина, которая смогла превратить жизнь своего отца в ад.
И сладостей она не хотела. Она хотела правды.
Хотела, выяснила, сказала – и заплатила за нее.

____
(колонка в «Учительской газете», октябрь 2019)
круг с птицей

(no subject)

"Ради Бога, живите веселее, в жизни не столько горя и ужаса, сколько их выдумывают сами люди — по болезни, от скуки или по невежеству. Не ссорьтесь, не огорчайтесь, не выдумывайте ужасов. А я обнимаю вас, я счастлив, и совесть моя чиста перед всеми».
https://www.gazeta.ru/comments/column/vodennikov/s63353/12618577.shtml
круг с птицей

колонка в журнале Story

КОСМИЧЕСКЙ ВЕНЗЕЛЬ

Чехова привезли хоронить из Баденвейлера, маленького курортного городка на юге Германии,  в Москву в вагоне для устриц.
В вагоне был лед, Чехов умер летом, 15 июля, везти надо было далеко, так что всё понятно. Но все равно какой-то «Господин из Сан-Франциско».  И эти  устрицы долго  не давали никому покоя. 

Например, Горький бесился и письменно скрежетал зубами.

«Я так подавлен этими похоронами (…)  хожу, разговариваю, даже смеюсь, а на душе — гадко, кажется мне, что я весь вымазан какой-то липкой скверно пахнущей грязью, толстым слоем облепившей и мозг и сердце.  Этот чудный человек, этот прекрасный художник, всю свою жизнь боровшийся с пошлостью, (….) Антон Павлович, которого коробило все пошлое и вульгарное, был привезен в вагоне «для перевозки свежих устриц» и похоронен рядом с могилой вдовы казака Ольги Кукареткиной».

Бедная Кукареткина! Жила себе, как могла, может, ничего  плохого в своей жизни не сделала: хорошо готовила, была верна мужу, родила детей,  муж умер, потом и она умерла – и стала  деталью.  Комическим вензелем. Доказательством  всегдашнего ужаса русской жизни. Всего лишь из-за смешной фамилии. «…и похоронен рядом с могилой вдовы казака Ольги Кукареткиной». Бугага.
Было бы написано на ближайшей могиле «Апполинария Успенская»,  никто бы и не дернулся. И тут, караул, каракули,  кукареку.
А еще –  устрицы. Точнее, вагон из-под них.

Но нам, как всегда, интересны эти усмешки судьбы.

Я так умею воздухом дышать,
как уж никто из них дышать не может.
Ты это прочитай, как водится, прохожий,
у самого себя на шарфе прочитай.
Когда ж меня в моем пальто положат —
вот будет рай, подкладочный мой рай.


Я не хочу, чтоб от меня осталось
каких–то триста грамм весенней пыли.
Так для чего друзья меня хвалили,
а улица Стромынкой называлась?


…Когда Чехов умирал  в Баденвейлере, в ночь с 14 на 15 июля 1904, к нему вызвали врача. Врач прибыл к больному, поднялся на второй (плохо освещенный) этаж и увидел Чехова. Врач, наверное, и не знал, кто это такой – Чехов,  как и не знал того, что всему предшествовало.
А предшествовало вот что.
Чехов умирал в гостинице. В этом доме, который и не дом, а так, пристанище, Чехов метался в бреду, разговаривая  в своем тумане с каким-то японским матросом,  и  вдруг несколько раз явственно  повторил слово «устрицы». Потом резко очнулся и впервые сам именно в этот момент попросил послать за врачом.

Что это было? Почему устрица? Что за дурные рифмы, о которых Чехов не мог догадаться?

Прибывший  доктор стал его успокаивать и попросил принести шампанского. Чехов сразу все понял. «Я умираю», - наверное, подумал он. Чехов же был врач  и знал эту старинную врачебную традицию. «У постели умирающего коллеги врач непременно предложит шампанского, чтобы сделать уход того более легким и светлым». Чехов выпил всё шампанское, сказал, что давно этого не делал, повернулся – и умер.  В этот момент Ольга Леонардовна даже  не заметила, что  он перестал дышать. Потому что в этот момент в комнату невесть откуда влетела бабочка:  огромная, черная, ночная, стала метаться судорожной тенью, обжигая крылья о стекло электрической лампочки,  и Ольга Леонардовна ее принялась выгонять.
Шампанское, бабочка – всё это понятно. Даже пошло. Но эти устрицы. Этот повтор судьбы.

Вот это и было гениальным.

"Мне положительно нечего делать, и я думаю только о том, что бы мне съесть и что выпить, и жалею, что нет такой устрицы, которая меня бы съела в наказание за грехи".

Так написал Чехов  в письме врачу Николаю Оболенскому  5 ноября 1892 г., и еще не знал, что это  будет уже не комический вензель, а вселенский.

_______

[Дмитрий Воденников, колонка для журнала STORY  ]
круг с птицей

(no subject)

Смотрю фильм "Море внутри" и вдруг понимаю (не про то, не про это, не про пятое и десятое, хотя и про то, и про десятое там есть), что единственное, что требуется от мужчины - это сделать выбор.
И уже не петюкать.
И в этом его героизм и сила.

А у женщины (которая глубже и как бы полнее, и полноценней) - еще сто пятьдесят других задач и возможностей. Но у мужчины - только одна: сделать выбор.

И от этого так жалко мужчину (он ограничен очень), и такая нежность к женщине (которая такая глупая и часто бездарная в своих ста-возможностях), что вся история смерти и эвтаназии отходит на второй план.


*кстати, я был сделал эвтаназию человеку, которого бы любил и который просил бы меня об этом.
круг с птицей

Небесная лиса улетает в небеса

OPENSPACE.RU
С Новым 2010 годом!
Дмитрий Воденников. Небесная лиса улетает в небеса. Фрагменты небольшой поэмы Дмитрий Воденников. Небесная лиса улетает в небеса. Фрагменты небольшой поэмы

По просьбе OPENSPACE.RU поэт прочитал отрывки из своего нового произведения и предоставил для публикации его текст в объеме, существующем на сегодняшний день

Дальше ›




НЕБЕСНАЯ ЛИСА УЛЕТАЕТ В НЕБЕСА
Фрагменты небольшой поэмы

Если лечь ногами строго на юг — то приснится тебе Санкт-Петербург.
Если лечь ногами спать на восток — то приснится тебе Владивосток.
Ну а ляжешь спать на север головой — то придет к тебе пустынный прибой.
А придет к тебе пустая полоса —
значит, дом твой улетел в небеса.


1.

Если где он и есть — этот странный летающий дом,
с занавеской и ветром в кровати, — лихой и горбатый,
то он был только там, где мы спали с тобою вдвоем,
как с отцом, как с сестрой, как с лисой, как с собакой и с братом,
через стенку с Васильевной Анной (соседкою) — в сердце моем.


— Я тебя не отдам, — говорил, — я тебя никому не отдам,
в белых брюках твоих: ни грохочущим грузовикам,
ни случайности глупой, ни смерти, ни сожравшим твой мозг лопухам,
а вот девочке — с нежною шеей и именем Аня —
отдам.


Только слишком уж явно
лиса усмехнулась — в усы,
только были у нашей лисы два хвоста невъебенной красы,
только слишком уж крупная рана — на шее у Ани цвела,
а сегодня Васильевна Анна — соседка — во сне умерла.


— Ты заметил,
как слишком по-русски
всю жизнь тосковала лиса? —
Улетает сегодня
лисица твоя в небеса.


(продолжение)




Картинки - Михаил Марголис
круг с птицей

отличная статья Евгении Пищиковой в новой "Русской жизни", тема номера - мораль

Три кодекса
Бытовая мораль и житейская нравственность
Евегения ПИЩИКОВА

Недавно я разбирала книжные полки и наткнулась на интереснейшую научно-популярную книжку 1975 года издания. Называется она «Расскажу откровенно... или записки врача-венеролога». Автор — заслуженный врач РСФСР Борис Яковлевич Кардашенко.

С первых же строк текст просто-таки заставляет себя читать: «Они пришли вместе. Он и она. Она была несколько смущена. Он почему-то улыбался такой неискренней, искусственной улыбкой, которая больше походила на гримасу. В ответ на мой довольно холодный и несколько суровый взгляд улыбка исчезла с его лица. Мы поняли друг друга без слов».

Да уж. На каждого доброго доктора Айболита найдется справедливый доктор Атыкакдумал.


(...)


(...) А майор Евсюков в припадке стыда перед собой и соседями кончает с девятью встречными (я понятия не имею, какие именно эмоции руководили этим сытым и пьяным милиционером; это адвокаты — по слухам — в качестве одной из версий защиты обдумывают, не сыграть ли на глубоком личностном кризисе, будто бы переживаемом г-ном Евсюковым в тот жизненный период и приведшем его к суицидальным настроениям). Ну, а «по понятиям» — никакого стыда Евсюков испытывать не мог и не может, и действия его не самоубийственные, а банально — убийственные.

Он вроде бы и не планировал такого душегубства, просто поделать с собой уже ничего не мог. Как говорят в кругах силовиков: «Без главного жил — рано стесал тормозные колодки». Я было подумала, что ГЛАВНОЕ — это что-то важное, что я сейчас узнаю милицейскую тайну. А мне объяснили: «Не-а. Просто высоко занесся. Жил без начальника. Без авторитета». (....)
круг с птицей

"новая искренность" мертва, а я еще жив

"такие понятия, как «искренность» и «невинность» в огромной степени формируют сознание сегодня. Ситуация во всех её – культурном, социальном-политическом и т.п. – измерениях определяется, на мой взгляд, скорее не «гламуром», как принято считать, а именно «новой искренностью» или, точнее, “новой эмоциональностью”. «Новая эмоциональность» это культурный и идеологический мейнстрим нашего времени – это президент Путин и актёр- писатель Гришковец, поэт Воденников и поэт Медведев, политический обозреватель Леонтьев, телеведущая и политик Ксения Собчак и многие многие другие. Я слышал выступление Александра Лукашенко, где он признаётся, что они фальсифицировали выборы - спустили показатели Лукашенко с 93% до 80% - «иначе бы Евросоюз не признал» - это удивительная, очень симптоматичная и очень эффективная искренность. Новая искренность это и «Живой Журнал» с его, например, абсолютно искренними поэтами в одном сегменте, и также искренними нацистами в другом.

Это была присказка.
Сказка впереди.

...Сегодня я отказался от госпитализации. На наблюдение согласился, а от госпитализации (с выездом в больницу на неделю-другую) отказался.

Проблема состоит в том, что я теряю слух.
За вычетом всех неприятных процедур, которые всё-таки придется пройти (начиная с завтрашнего дня), - почему-то эта ситуация мне кажется положительной. Мне трудно это объяснить, но я никогда не боялся потери. Наоборот - это всегда мне казалось чем-то существенным в моей жизни, если угодно смыслообразующим (что бы ни говорили дураки типа критиков N.N. и L.L.. которые так любят поговорить и пописать о моем благополучии).

К тому же "глухой воденников" - это мне кажется каким-то правильным. Как путь.

Прямо уже вижу заголовки: "Наша живая легенда глуха"... "Воденников отказался слушать новое мелкое время"... Или ..." Вспомним же слова Ахматовой: Но равнодушно и спокойно/ Руками я замкнула слух, /Чтоб этой речью недостойной /Не осквернился скорбный дух.." Ну и так далее...

____________
Сегодня, когда мне в очередной раз проверяли слух всякими слабопикающими штуками, я отвечая, слышу ли я это или нет, говорил.:
- Этот слышу. Он далекий. Этот тоже. Он гулкий. И этот слышу. Он - печальный.

На этих словах врач даже прервала процедуру.
- Вы первый, кто его так назвал... Так еще никто не говорил, - сказала она.

Самое забавное, что дело было не в том, что я хотел соригинальничать, а в том, что я всегда старался быть точным. И звук действительно был печальным (как земля воет, но очень тихо). Это была просто констатация. Без всякой эмоциональной окраски с моей стороны. Я бы такой звук, например, положил бы под начало какого-нибудь стихотворения про землю в "поэтическом минимуме".
Просто - по подобию. Вполне равнодушно.
Как говорится, ничего личного.


"То ли еще будет", - подумал я.
круг с птицей

(no subject)

в течение пяти часов испытывал крайне неприятные ощущения: сильную головную боль и тошноту. Пришлось лечь и изредка постанывать как больная собака. В общем, состояние было отвратным, но меня почему-то занимал только один вопрос: интересно, вот эта тошнота (совсем не желудочного происхождения) - она, наверное, и при умирании имеет место быть?

Ведь люди, умирая (если уж не совсем уже в коме и если это не сильная боль) - вроде стонут и маются.
Отчего они маются?

В чем проявляется смертная истома? Физически.
Что вообще такое - агония (в терминологическом смысле).

Кто-нибудь знает? Ну, врачи, например.


апдейт:
ответ получен (спасибо ryba_barrakuda):

В предагональном и агональном состоянии все органы испытывают острую гипоксию, особенно - мозг, он ведь наиболее чувствителен к недостатку кислорода, поскольку энергетических запасов у клеток головного мозга практически нет, и они не умеют впадать в состояние "гибернизации", то есть как бы "дремы", пониженной активности, как, например, клетки миокарда - сердечной мышцы. Поэтому мозг вступает в предсмерье первым. Сначала все чувства неимоверно обостряются, но на краткое мгновение. Так еще бывает, если долго почему-то нельзя спать, наступает такое короткое пограничное состояние, когда каждый звук - особенно ярок, каждое прикосновение, даже самое легкое - почти боль. Причина другая, но эффект - сходный. Вот в такие моменты может возникнуть "нежелудочная" тошнота, причем такой силы, какой ни при одном отравлении не бывает, разве что мышьяком, или боль, которой на самом деле нет. Но это, повторяю, очень коротко, и минуты не будет, потом мозг начинает отступать и засыпать, человек уже не осознает, что ему плохо, или осознает, но ему становится все равно. Collapse )
круг с птицей

стихи

Володя Никритин выложил стихотворение из сообщества live_dead_avant.
Написано оно (тут непонятно - мальчиком или уже парнем) пациентом психоневрологического интерната Витей Солдатовым.
Собрано его лечащим врачом Георгием Гордеевым.


Стихотворение производит сильное впечатление.

Парашютист

У моего товарища Пети в детстве
Был игрушечный парашютист,
Которым можно было стрелять из рогатки.
Я очень завидовал ему.
Но однажды у этого парашютиста
Выросли настоящие крылья,
И он улетел.
Прошло время.
И мой товарищ Петя,
Которого звали уже
Петр Ильич Капустин,
Вернулся домой
Сильно пьяный.
А на кухне сидит
Тот самый парашютист
И пьет чай с блюдца.
Здравствуй, говорит, хозяин,
Я вернулся,
Я открыл Америку,
Две планеты
И законы воли,
Я прошел три моря,
Холеру, голод,
Осаду Трои,
Пожар 1812 года,
Лагеря, психушки…

Нет, думаю,
хорошо все-таки,
Что у меня в детстве не было
Такой игрушки…
круг с птицей

болезни

Я переболел всем, чем болеют все. Поступательно.

...и преизбытком сил в юности, и неузнаванием самого себя в отрочестве, и звездными болячками, и высокомерием, и самоунижением, чувством своего призрачного всевластья, и страхом забвения, страхом смерти любимого человека, и безразличием к ней, ожиданием любви, ее нежеланием, а также обманчивым ощущением, что теперь-то я точно ничем не болею... и одиночеством

*осталось переболеть - иллюзией, что я никогда не останусь один,
какой-нибудь неизлечимой болезнью
и испытать смерть