Category: мода

Category was added automatically. Read all entries about "мода".

круг с птицей

колонка в журнале STORY

Дмитрий Воденников: Тонкая заячья кость

Нахим Шифрин написал недавно в ФБ: «Примета элегантного возраста состоит ещё и в том, что домашняя аптечка представлена разнообразнее, чем холодильник».
В возрасте еще не элегантном проблем не меньше. Иду мимо одной пары, слышу, как он говорит ей: «Ты меня обесцениваешь».

На самом деле это правда проблема: человек не может быть счастлив с заниженной ценой. Или вообще с ценой. Я иногда думаю, какой ад стоял на Земле, когда рабство было обычным делом. Я даже не про Эзопа («Ксанф, выпей море»), я про миллионы людей, не оставивших имени. Полегли в землю обесцененными: они, рожденные свободными, в своем первом крике вольными и яростными, подросли и узнали, что теперь крепостные или рабы.

У Уильяма Йейтса было стихотворение (совсем на другую тему). Называлось оно «Заячья косточка».

Бросить бы мне этот берег
И уплыть далеко
В тот край, где любят беспечно
И забывают легко,
Где короли под дудочку
Танцуют среди дерев —
И выбирают на каждый танец
Новых себе королев.

И там, у кромки прилива
Я нашел бы заячью кость,
Дырочку просверлил бы
И посмотрел насквозь
На мир, где венчают поп и дьячок,
На старый, смешной насквозь
Мир — далеко, далеко за волной —
Сквозь тонкую заячью кость.

Йейтс был спиритом, мистиком, он писал о другом. Но как подумаешь о всех обесцененных (рабством ли, нелюбовью, возрастом), сразу это заячью кость вспоминаешь. Через которую если посмотреть на мир, то все смешны и страшны: и поп, и дьячок, и хозяин, и нелюбящий тебя человек. И даже холодильник. Холодильник, который беднее твоей аптечки.

Но есть и другие пути, есть и победы.

... Недавно прочел у писательницы Линор Горалик (она собирает реальные истории-рассказы, у нее дар слушать и записывать, не вмешиваясь), говорит парень:

"...В десять лет я любил девочку, одноклассницу, у которой была проблема с ногой, она носила специальный ботинок с очень толстой подошвой и прямо сильно-сильно хромала. Говорили, что она "упала в детстве со скамейки", а что на самом деле было – я не знаю. Я любил ее по-настоящему, совершенно взрослой любовью, она была потрясающая – красивая и умная и музыкант, она играла на скрипке очень хорошо, ее даже два раза показывали по телевизору. Я умирал от любви и готов был на все, чтобы она перестала меня вымораживать, а она прямо сквозь зубы разговаривала со мной. Когда мы увиделись на встрече выпускников после института, у меня все еще сердце замирало, и я ей это сказал. А она сказала, что я страшно ей нравился, но она слышала, как моя бабушка, забирая меня из школы, мне сказала: "Что ты на нее стоишь смотришь? У тебя, слава богу, руки-ноги на месте. Иди вон у Светы портфель возьми". Если бы я мог, я бы в этот момент умер. Главное, я этого даже не помню, - я, видно, вообще не слышал, что мне бабушка говорила, я на нее смотрел". (Т.)

Это к вопросу о свободе.

Любовь – это свобода. Любовь – это взгляд мимо всех фильтров. Любовь – это когда вне бабушки.

... На мир, где венчают поп и дьячок,
На старый, смешной насквозь.

Смотри на настоящий мир. Смотри через заячью кость. Иначе ничего не получится. Ищи свою жизнь и свою (только свою смерть). Ищи свою победу.

Вот, кстати, интересная штука. Эрнст Хемингуэй умудрился переболеть чуть ли не всем на свете. У него когда-то была сибирская язва, была малярия, пневмония и даже, говорят, рак кожи. У него был диабет, гепатит, он получил травму позвоночника, перелом черепа, страдал разрывом почки и селезенки. Про гипертонию мы уже и не говорим. Он пережил пять войн, четыре автомобильные аварии и две авиакатастрофы. Но умер он, застрелившись из любимого ружья.

Смотри на мир через заячью кость. Смотри на только тебе понятную красоту, люби ее, беги несвободы, бойся рабства, не позволяй никому себя обесценивать, не дешевей. Не слушай бабушку.
круг с птицей

колонка на сайте миллионер.ру

«Конечно, когда я фотографировался с чемоданом Louis Vuitton, зная историю этого дома, я хотел приобрести такой чемодан. И приобрел бы, если бы мог. Это ведь не просто чемодан — это как бы окно в Париж, глоток свежего воздуха. И даже тот небольшой шарф, который я недавно купил, — тоже окно в Париж».

Ну мы тебе покажем Париж, выгляни в окно: там родной Скотопригоньевск, будет щас тебе глоток свежего воздуха.

http://millionaire.ru/kolonka/dritryvodennikov/%d0%bf%d1%80%d0%be-%d0%ba%d1%80%d1%8b%d1%81/
круг с птицей

еще по по поводу "лизы новиковой" (как собирательный образ) и прочих

Всякий раз, когда я впервые общаюсь с каким-нибудь новым редактором, он рассказывает мне, что писать, как писать и кто будет это читать. Это правильно: у каждого журнала и у каждой газеты своя целевая аудитория. Но в последнее время инструктажи становятся все однообразнее, что в глянце, что в аналитической прессе. Каждый редактор считает своим долгом сообщить, что:

- наш читатель не любит длинных и сложноподчиненных предложений, они должны быть покороче;
- основную мысль текста надо повторить несколько раз, иначе наш читатель ее не поймет и не запомнит;
- наш читатель не настолько эрудирован, чтобы узнавать цитаты из классики;
- писать надо живо и весело, а то читателю будет скучно;
- поменьше умных слов, наш читатель не из РГГУ какого-нибудь;
- и, кстати, основную мысль текста надо повторить несколько раз.


(...) Идеальный читатель средств гламурной информации - любознательный и доброжелательный дебил, считающий, что слово "волнительно" не только существует, но и выражает всю гамму его чувств. Он гиперактивен и склеротичен, он то хихикает, то всхлипывает, он ничего не знает, постоянно ерзает, и журнал выскальзывает у него из рук еще до того, как начнется третье предложение. Я долго приспосабливала свои тексты под идеального "нашего читателя", и мне это удалось. Я пишу простыми предложениями, могу ввернуть шутку, не помню цитат и умею вовремя всхлипнуть. В последнее время я все чаще ерзаю и забываю начало текста, еще не дописав его до конца. Слово "бездна" меня пугает, "волнительно" звучит гораздо уютнее. На курсы водителей троллейбусов принимают женщин до 35 лет. Мне уже поздно.



*этот пост - от замечательной molcha. Я ее очень люблю, она - прекрасна...)
Пост скопирован не полностью, так что читать надо по ссылке.
круг с птицей

(no subject)

"ведь, как подумаешь, как непрерывна жизнь/ ни перервать ее, ни отложить..."

действительно стало труднее писать о себе. Нет, конечно, дело не в том, что из блогов уходит интимность (по причине "гламура, дискурса и так называемых новостей"). Интимность быстро возвращается, если жизнь тебя опять ударит. А у нее не задержится.
А дело в том, что каждый день (и это именно так, без преувеличения и передергиваний) что-то происходит.
Достаточно серьезное, чтобы это можно было просто не заметить (убийство, погром, продажа и что там еще)

И человеку становится стыдно ощущать себя центром мира. Его пупком.
Он начинает думать, что он создан для того, чтобы быть передатчиком. Из рук в руки. Из губ в уши. Отсюда - туда.
То есть орудием.

А это на самом деле очень уютно: быть передатчиком.
Суть заменяется функцией. И у тебя появляются единомышленники. И ощущение собственного покоя. Но самое главное - что тебе не стыдно.


Но надо себя заставлять.
круг с птицей

(Марат, купите у меня картину)

...наконец - как и обещано - Илья выложил мою аппликацию на тему "Как я провел лето"
(...и где, к слову сказать, я собираюсь провести большую часть не только лета, но и всего 21 века..)


"Аппликация".
vodennikov, 2006 (картон, гуашь, карандаши, "эксперт", "гламур", жухлая трава, опилки)



*о другом:
в нижнем посте я никому не отвечать не буду: мне нужно, чтоб пост не схлопнулся. Еще я понял, что сделаю серию таких программ - там оказалось много стихов, которые замечательно лягут в формат моей передачи, а в одну не поместятся. А Дм. Бавильскому - отдельное спасибо. Но к теме нижнего поста это не относится.
круг с птицей

(no subject)