Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

круг с птицей

колонка в Учительской газете

http://ug.ru/archive/79817?fbclid=IwAR2PfN8OQXLwMF1P_333fkvpuuusBCRnbTUpjrJ_jo2w_zJ6NinB27kT91s



«Я встретила мужчину, такого же молодого, как и я. Мы пошли поужинать с компанией, в которой я почти никого не знала. Я не говорила по-английски, а он по-французски. Не представляю, как мы вообще сошлись. Это было чудо любви».
Очередная биографическая статья пишет: «Греко трижды была замужем», а про эту любовь ни слова. И это понятно. Мало ли бывает на свете романов".

улыбки вокруг,
и весна, и цветы,
то знай, девчонка,
поверь, девчонка,
девчонка, пойми: ошибаешься ты.
круг с птицей

колонка в Газете.ру.

В последний день мая.

«Однажды, сидя за столом и глядя на нас с сестрой очень внимательно, папа сказал маме: «Лилечка, дорогая, тебе не кажется, что мы воспитываем наших двух стерв не как советских гражданок?»

https://www.gazeta.ru/comments/column/vodennikov/s63353/12373891.shtml
круг с птицей

колонка в журнале Story

Помните, раньше модемы были другие? Они шипели, когда шло подключение. Шип. Ш-ш-ш. Нет соединения. Шип. Нет. Ш-ш-ш. И вдруг – ура! Ты в сети. А потом опять  всё по новой.

Мне 30 лет,
а все во мне болит
(одно животное мне эти жилы тянет:
то возится во мне,
то просто спит,
а то возьмет — и так меня ударит,
что даже кровь из десен побежит).


Это животное – страх смерти. Смерть – это когда ни до кого нельзя  докричаться. Нельзя послать последний привет. Нельзя  сказать «мне больно, мне страшно». «Прости меня».
Те допотопные модемы, та первая интернетная  связь – это про нашу жизнь. Только родился, только вырос из детских штанишек, кончил школу, первая любовь, вторая, первая болезнь, третья любовь, слава, работа, смерть.
Только написал «ну как ты там?» - а уже опять оборвалось соединение.

И висит навсегда не отвеченный комментарий. И не знают на том конце электронной Вселенной – ушел ли ты спать, или тебе просто стало неинтересно.
- Да мне интересно, интересно! -  кричишь ты.  – Я тут!
Но вечность отвечает на твои конвульсии только одно: «шшшш». Спи, дорогой товарищ. Не буди никого. Ни лихо, ни счастье, ни надежду на любовь. Тихо, тихо, малыш,  не ерепенься, шшшшш.

Теперь, надеюсь, вам понятно почему
я так влюбленных не люблю:
и не за то, что некрасивы
(как раз–то это мне приятно),
и не за то, что будут изменять,
и даже не за то, что скоро разбегутся,
а после лягут в разные могилы
(все это тоже можно пережить) —
но мне, зачем мне знать,
что между вами было,
когда я сам еще
могу желанным быть.


Кстати, о шипе. Им уже отвечала однажды вечность (она же Вселенная) не разобравшимся сперва ученым. Когда те искали причины помех в огромной сверхчувствительной радиоантенне.  В результатах  (сложных, записанных на длинных свитках  тонкой бумаги)  всё время присутствовало  какое-то очень слабое фоновое микроволновое излучение, от которого никаким образом ученые  не могли избавиться.  В том  далеком 1964 году (я еще даже не родился)  А. А. Пензиас и Р. Вилсон даже пытались сперва чистить уловитель антенны от сухих листьев и пыли: вдруг именно они эти помехи создают? Но выяснилось, что не листья и пыль.
Точнее, и листья,  и пыль. Только Вселенной.  Которая рассказала о своей весне.

Так безобразно я пишу,
что даже сам не понимаю,
как это все однообразно.
Но если правильно сложить
в один мешок стихотворенья
все эти.......................................,
все сгустки света и тепла,
охапки боли и стыда —

вот было бы стихотворенье.


Видите эти пропуски в тексте?  Эти точки? Это и есть самое главное. Это и есть тот самый  реликтовый фон.  Белый шум. Ибо именно так  ты и расскажешь (попробуешь рассказать) о своем личном Большом Взрыве, который останется в твоей жизни только шелестом бумаг, гигабайтами электронного мусора, который никому не нужен. Даже тебе.

Вообще–то я уже об этом говорил,
но мне, и правда, было неприятно,
что вы тогда не помогли
мне выбраться из этой тьмы
(а я ведь там лежал
здоровый и опрятный),
но ведь и вы боялись темноты.

А значит, это выше наших сил.
Но я об этом тоже говорил.
<Все свободны>


___

Расскажите мне о своей весне.
 
круг с птицей

новое эссе в "Русской жизни". тема - зависть



http://russlife.ru/allworld/stories/envy/read/prostymi-slovami/

"У Ахмадулиной есть стихотворение про зависть, начинающееся строчкой: «Я завидую ей молодой» и адресованное Ахматовой, где Ахмадулина перечисляет то, чему можно завидовать, глядя из времени ее поэтической молодости в сладостную (по ошибке) метель Серебряного века. Перечислив все предсказуемые «зажженные зрачки», Ахмадулина подводит вполне рыцарский итог:

Я завидую ей — меж корней,
нищей пленнице рая иль ада.
О, когда б я была так богата,
что мне прелесть оставшихся дней?
Но я знаю, какая расплата
за судьбу быть не мною, а ей.

У Ахматовой тоже есть стихотворение, где она упоминает про зависть. Правда, делает она это совершенно фокусническим способом (я, кстати, очень люблю Ахматову, в том числе и за ее фокусы, а за что еще можно любить?). (....)
круг с птицей

журнал "Русская жизнь", тема - возраст

круг с птицей

(no subject)

Влюбленные смотрят друг другу в глаза, но не видят тебя,
а видят куски мешковины и куклу из тряпок.
- Посмотри на меня! - Я совсем не твоя судьба,
я товарищ тебе, твой любовник, цветок и собака.



Решил тут всех поздравить с августом - выяснил, что сегодня только 29-ое.
Но не отменять же поздравления.

Пытался посмотреть ленту - выяснилось, что жж почти висит.
Опять неудача.

Собака бодро побежала к кровати, прыгнула, не рассчитала и брякнулась. Плашмя. На пол.

В общем, сижу в несуществующем августе, с зависшим жж и сконфуженной таксой.


*а у вас, наверное, у всех насыщенная прекрасная жизнь?
я так и думал...
круг с птицей

"Русская жизнь", 16 июля 2008

Дмитрий Воденников
НЕБЕСНАЯ РЫБА
Влюбленные в ящике



"Влюбленным стыдно смотреть телевизор. Любовникам — позорно.
И не потому стыдно, что приличным людям этого делать нельзя (где я тебе, интересно, обещал, что буду приличным?). И не потому позорно, что телевизор — это гниль. А потому, что так начинается конец любви. Твое первое поражение. Когда ты отвел глаза. Вместо того, чтобы остаться бессмертным.
А ведь именно это — единственное, что я обещал тебе.
Как говорится, извини. Не получилось.
... В общем, Димочка, так..."
круг с птицей

о любви

Мне всегда казалось, что чувствами другого человека как раз играть НАДО.
Если мы в данном случае говорим о любви, а не про взаимоотношения с соседкой Анной Васильевной. С соседкой Анной Васильевной, конечно, играть НЕ НАДО. Просто отвечай четко и желательно громко (ибо она старушка и глуховата) на ее маразматические вопросы.
А в любви... Ну конечно там игра чувствами. А как же иначе.

Только эта игра часто смертельная. Ну или, если угодно, кровавая.
Сами подумайте, что мы обычно делаем в самом начале любви? Когда она наиболее ярко выражена. Мы постоянно проверяем другого человека... То есть играем с ним. Потому что боимся.
Играем почти в казаков-разбойников. Прячемся от него. Ищем его .
И все время пытаемся проверить: как далеко мы можем зайти на его территорию. Словно постоянно прорываясь сквозь эгоизм другого --насколько он еще позволит в себя зайти. Вот так и пляшем: шаг вперед, шаг назад. А нас в лоб, то по лбу: по погладят, то ощерятся.

А потом - когда любовь уже идет настоящая - разве мы не играем чувствами другого?
Сами вспомните, сколько раз вы говорили: "мы расстаемся"? Человеку, котрого вы любите. Разве это не игра? Только тут надо добавить: игра с куском дурного мяса вместо сердца. А вдруг действительно ответит: "да, расстаемся".
И конечно мы САМИ во всем виноваты.
Потому что если проиграли в эту игру - то значит играли бездарно.
Невсерьез.

Так нам и надо.