Category: политика

круг с птицей

я ничего не понимаю, когда митя пишет о политике, но когда он пишет о любви, я всё понимаю

И вдруг ощутил, что любя, по-настоящему сильно любя - всего этого уже почему-то можно не бояться. Страх куда-то делся, не был "интеллектуально преодолен" (чушь все это), а просто беследно пропал, как бумажка с записанным телефоном, когда срочно нужно позвонить.
Любовь была, а страха смерти не было.
Какая ерунда все эти мрачные "обстоятельства", все эти "трудности" и "перипетии" по сравнению с самой возможностью вдруг любить - и потому совсем не бояться.


*правда, тут стоит добавить, что лично я сам этот страх смерти ( в темноте или в постели) уже почти не испытываю.
В этом смысле мне иногда кажется, что тридцатилетним вообще неведомо чувство собственной смертности ( ну если это, конечно, не конкретная ситуация смертельной опасности - но тогда это уже обычная реакция живого организма, по типу тошноты или бессознательных движений, отталкивающих угрозу конвульсий)..

**наверное, что-то заложено (разлито) в мышечных тканях - у каждого возраста своё:
страх смерти - у двадцатипятилетних, теоретическое отношение - у тех, кому тридцать,
а что там у тех, кому за сорок и дальше, - я пока не знаю. Но когда узнаю, я вам обязательно расскажу.