Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

круг с птицей

чтоб было в сети

ЕЛЕНА ШВАРЦ

В ОТСТАВКЕ

(Мамонов и Екатерина)


Елена Шварц

Идет гвардеец, как на битву.
Судьба дрожит, манит - иди!
Шагает он творя молитву,
И вот - мерцанье впереди.
Она! И третий глаз качнулся из рубина -
«Войди», - ему сказала Катерина.


Чрез десять лет - в задушенной малиной
усадьбе - он зовет себя скотиной,
и кроткую дубасит он жену,
и вопиет, что любит он одну,
кричит он в ночь безглазую, тоскуя,
ту старую, ту мертвую такую,
и юного себя, и царственный живот,
и золотом ее струился пот,
ее объятий медленную тину.
(Императрицу приобняв нагую,
он ей признался - любит он другую,
и побледнев, как новая перина -
"Женись", - ему сказала Катерина.
Была на свадьбе крашеней павлина).

Теперь казнись, язвись же, дурачина.
Зрачок сиял, тяжелый, как держава,
И в униженьи оживала слава,
И, как страна, она внизу лежала,
Ее уж не скрывало одеяло,
Завивы вены, как изгиб реки,
Как рыбой полный серебристый Дон,
Урал пересекал ее ладонь,
Алмазные струились позвонки,
Торчали зубы острою короной.
Империя ли может быть влюбленной,
И можно ли обнять страну,
Обнявши женщину одну?

И если мысленно развинуть
ее раздвинутые ноги
(О ты - завершие равнин!) -
то под одной пятой - Варшава,
а под другою - Сахалин.
круг с птицей

журнал "Русская жизнь" 22 апреля 2009 года, тема номера - тирания

ПРИКАЗ СВЫШЕ
Желтое и синее как болезнь роста

Дмитрий Воденников






Однажды следователь, издеваясь над его зверским голодом, дал ему тарелку щей, поставив ее прямо на пол. Но и этого ему показалось мало. Он смачно харкнул ему в тарелку. «И что вы думаете? — продолжал мой собеседник. — Достоинство? Гордость? Я осторожно отодвинул ложкой харкотину и стал есть».

<...> И вот он в Москве. <...> Иду по улице Горького, слышу, кто-то меня настойчиво окликает по имени-отчеству. <...> Смотрю, это мой колымский следователь. <...> Заходим вместе в «кафе Филиппова», занимаем столик. <...> А он говорит, что забыть меня не может. Стоит, мол, человек, качается, ноги распухли, из них жидкость течет, а он твердит одно: «Я только статистический случай». Долго мы с ним сидели, он все злодейства сваливал на приказ свыше. А я его спрашиваю: «А харкотину в суп тоже по приказу свыше?» — «Знаете, распаляешься...»

(Эмма Герштейн, «Лишняя любовь»)


I.

Тиранов — жалко.

Маленьких, крупных, заляпанных кровью, имеющих оправдания, не имеющих — всех. Особенно, если посмотреть на них через желтые и синие пятна — на солнечном пятачке, не видя при этом их замученных жертв. Больше всех жаль почему-то президента Боливии (хотя, может, он ни разу не тиран, но его жест — объявить голодовку, чтобы приняли его решение, меня умиляет почти до слез).

Раньше ссылали целые народы в Сибирь, теперь объявляем голодовку. Какое паденье.

Но я понимаю и того, и другого.

А как не пожалеть? Хотелось ведь — чтоб открыл коробочки, а там оловянные солдатики: взял их, а они живые, поигрался, надоели — спрятал, и вот они лежат, а все равно живые. Хотелось ведь — волшебства.

А получается: открыл коробочку через десять лет, а там трупики, трупики. Летит тлен и прах. Вонь стоит.

Тиран — это тот человек, который попытался (осмелился) стать совершенно счастливым.

Что же вы, суки, не дали ему то, о чем он просил?

(...)
круг с птицей

(no subject)

Москву нельзя оставить даже на два дня. Нет, когда уезжал - тоже что-то там сиреневое проклевывалось. Но сейчас шел от метро - какая-то махровая вахканалия. Причем цветет еще и акация (как это можно совместить?), какая-то желтая хрень и, кажется, даже каштан.
Но духота у вас тут я скажу ужасная.
Вдобавок в меня харкнул кран с горячей водой.
Смачно так. Ржавчиной.
Поприветствовал, так сказать, хозяина.

Правда - потом вода пошла.

никого нельзя оставить без царского присмотра.
круг с птицей

действительно потрясает

интересно, депутат городской думы Евгений Бунимович сообщит своим братьям по оружию о новых удивительных правилах русской пунктуации посреди Москвы?



Фото: Норвежский Лесной (с)
круг с птицей

(no subject)

сейчас мне позвонил Сережа Лейбград (а мне он очень нравится) и пригласил выступить в Тольятти. На фестивале. В мае.
Я, конечно, скорей всего, никогда не поеду, это очень далеко. К тому же я не люблю сборные солянки.

Но дело не в этом.
А дело в том, что с присущей мне логикой (небесной) я вдруг подумал: а может мне поехать в Питер?
круг с птицей

(no subject)

...давно хотел написать, что самая удачная фраза про апрельскую весну, по моему мнению, из моей любимой Татьяны Толстой: "..По ночам Ленинград продувает весна...".

Написать-то хотел давно, а все что-то не мог. То не до этого было, то Москву не продувало, то слишком тепло было, то еще чего-то. Уже думал, что скоро зазеленеет и фраза станет неактуальной (там явно всё без листьев, даже без зеленой невидимой в темноте дымки, - в этой фразе).
А сейчас услышал, как ветер по сухой и холодной улице сделал "бхххх" - и решил, что либо сегодня, либо уже через год.

Вот такие дела.
круг с птицей

(no subject)

почему-то меня все бесит. А если не бесит, то раздражает. Пришел счет на дооплату телефона по новому тарифу (я вообще-то думал, что сбербанк будет вносить коррективы автоматически: я дал им на это разрешение) - бешусь. (Хотя понятно, что они в этом случае автоматически не могут).

Пишет мне человек, которого я всегда рад видеть в аське: "А вы не хотите почитать в Казани?" - кривлюсь как от зубной боли. Не от человека (моя нежность к нему неизменна), а от предложения где-то почитать. Но собственно чего кривиться-то? Скажи, нет и сиди на пеньке. Сказал нет, а все равно кривлюсь. Загадка.

Узнал их журнала "бекары", что вышел номер Тайм Аута с опросом на 80 персон - тоже мычу как от боли. А чего мычу? Покупать я его не собираюсь, ответил, как хотел, чего они там насокращали - не мое дело... Нет, все равно мычу.

Только два исключения сегодня были у меня...
Первое - это из закрытого блога Макса Фрая по поводу: "жж - прекрасный инструмент для исследования реакции публики. и прекрасный инструмент исследования собственной реакции на реакцию публики. и прекрасный инструмент для ссоры (не обязательно явной) со своей аудиторией, через которую должен (и не один раз) пройти всякий автор, желающий себе внутреннего роста, потому что желание нравиться и даже способность получать удовольствие от того, что нравишься, заводят в тупик даже лучших из лучших"

Всё правильно. Ссориться - надо. И мы это очень любим.

И второе - пост сантаглории по поводу тыканья в сети. Действительно, непонятно, почему достаточно равнодушно относящиеся к тыканью где-то на улице, мы так брезгливо относимся к неожиданному попрыгунчику из сети. Сознательно хамящие не в счет. Это стиль. А стиль всегда по барабану. Какое мне дело до чьих-то походок.
круг с птицей

дневник наблюдений

Всё очень печально.
Прогулка по своему району убедила меня, что я глубоко больной человек.
Как оказалось, я вообще не могу свернуть с хорошо знакомого маршрута (напоминаю: это район детства), а вход в чужой двор меня наполняет страхом, близким к мистическому. Такое ощущение, что я чувствую все убийства, которые здесь совершались раньше (а они уж точно совершались).
Основные улицы (Стромынка и т.д.) слишком размыты, разбавлены в этом смысле, как любые широкие улицы или проспекты.
Но и на них я что-то чувствую.

Поэтому (и здесь, собственно, смысл моего поста) я всем вынужден отказывать.
Меня тут пригласили в Нижний Новгород и в Киев, и еще куда-то.
Я, наверное, не смогу.
Я тут вспомнил, как я приезжал в Львов или в Минск( но в Минске-то была Таня Алешка, она была терпелива, хотя иногда и советовала мне сделать укол от бешенства)... Так вот прямо на вокзале (причем еще московском) я впадаю в агрессивный ступор.
Например, во Львове меня до съемной квартиры провожала одна из организаторов, очень красивая девушка.
Когда я поцеловал замок припоздавшей на пять минут хозяйки квартиры, я развернулся и спросил, как мне показалось тихим вежливым голосом: "Ну и долго это будет продолжаться?"
После чего девушка еще долго (даже по моему приезду в Москву) писала мне смс: "После того, как вы так страшно закричали на меня, у меня вдруг изменилась жизнь".
Я уж не знаю, чего так у нее изменилось (почему-то ни одно моё ответное смс не доходило), но факт остается фактом.

По всем вышеуказанным причинам, я хочу быть вашим предводителем. Вашим Иваном Сусаниным, а также Мининым и Пожарским.


*о, я слышу, как громко забились ваши маленькие благодарные сердечки
право, не стоит: это мой долг



плюнуть на меня вы можете здесь